Мить нашого життя

Калейдоскоп новин

Відеомолитва


Мультимедіа

Православні медіа-ресурси

Баннер
Баннер
Монастыри и храмы УПЦ
Баннер
Протоиерей Георгий Коваленко: Купола позолотили, храмы построили. А прочли ли Евангелие?

Протоиерей Георгий Коваленко о церкви, в которой главенствует сам Христос и Священное Писание, канонах Православной церкви, открытом Православии, разнице взглядов на события, главной проблеме, которую решил Вселенский Патриарх, изоляционизме РПЦ и единстве православных церквей в программе Дмитрия Лубкина ТрѣтЬ.

Протоиерей Георгий:

— Еще в 2014 году я публично заявил о том, что я не имею отношения к Московскому патриархату. Я принадлежу к Украинской Православной Церкви. Это моя самоидентификация, но на вопросы, почему я никуда не иду, я отвечаю, что это моя церковь и почему я должен из нее уходить? В контексте нынешних событий как раз вот это название — Украинская Православная Церковь — вполне позволяет одновременно и не разрывать с мировым православием, и концентрироваться на киевоцентричной модели церкви.
Я служу, у нас очень интересная община — у нас нету внешней формы храма. Мы служим в многоэтажке, и поэтому наша община состоит не их камней, а из людей. Это люди, которые в воскресенье собираются для того, чтобы и вместе прочитать Священное Писание, и вместе причаститься святых Христовых тайн, таким образом собравшись в церковь как тело Христово. Не зайдя в церковь, как в здание, а именно как в общину, в которой главенствует Сам Христос и Священное Писание. Это ближе к евангельской реальности. Ведь Христос говорил, что Бог в нерукотворном храме живет. В этом смысле это скорее осознание себя частью вот этой общности людей, где главой является Сам Христос. При этом мы не разрываем с нашей традицией, с нашим богословием, с нашим обрядом. Это все происходит, опираясь на многие поколения православной киевской традиции.
При этом часто возникают вопросы, канонично ли это, соответствует ли канонам. Для того, чтобы говорить о канонах, нужно о них хоть немного знать. Понимая, что наша церковь начинает становиться более консервативной, а в каких-то моментах даже фундаменталистской, в 2014 году люди, которые пришли в церковь в 80-х-90-х годах, которые занимались просветительской, образовательной, издательской работой, искали пути понимания ситуации. И у нас возникла идея, которая стала нашей самоидентификацией, идея открытого православия. Мы понимаем, что украинцы с глобальной точки зрения не изменятся в своей самоидентификации, но, с другой стороны, что мы вкладываем в понятие православия, что мы вкладываем в понятие канона? И тогда эта идея открытого православия и была нами выбрана. Православие должно быть открыто обществу, другим конфессиям, диалогу, открыто к технологиям, к медиа, в конце концов, открыто к мировому православию.
И вот, чтобы это не было только разговорами, в 2016 году мы запустили такой проект — Открытый православный университет, который на сегодняшний день не принадлежит ни к одной из конфессий, является общественной организацией и просветительским центром, в котором проводятся публичные лекции, круглые столы, медиа-проекты, который эти идеи открытого православия воплощает в реальную жизнь.
Есть много тех измерений, в которых церковные люди присутствуют и могут формировать какие-то смыслы. По отношению к канонам можно дискутировать, много текстов об этом написано. Мы все должны понимать, что каноны появились в церкви, начиная с IV века, когда она стала формироваться как церковь византийской империи, когда государство попыталось ее описать и встроить в понятные для него схему и формат, когда государство стало участвовать в процессах церковной жизни. И церковь поддалась этим процессам. В Новом Завете у апостола Павла говорится, что «если законом оправдание, Христос напрасно умер». Каноны — это хорошо, это некая структура, но основой, сердцевиной церкви является все-таки любовь, Евангелие и Сам Христос.
В Украине действительно существуют три организационных церковных структуры, но что с ними происходит и будет происходить — это отдельная история, в которой мы непосредственно находимся. С точки зрения вселенского православия и Константинополя как координатора православия на мировом уровне, в Украине одна история, с точки зрения Москвы — совсем другая. С точки зрения Константинополя, в свете октябрьских событий мы сегодня пребываем в переходном периоде. Константинополь на сегодняшний день признал всех украинцев православными, священников — священниками, и открыл путь к объединительному Собору, который может закончиться тем, что в Украине возникнет автокефальная поместная церковь. Все начинают говорить о Соборе, но никто не говорит о том, что Константинополь решил главную проблему, которая была у нас тридцать лет. Действия Константинополя в этом смысле, в том числе и с канонической точки зрения, подготовлены. Есть многостраничный доклад, описывающий нашу ситуацию с точки зрения канонов, правил, событий и истории церкви.
Но о чем очень мало говорят аналитики, это то, что Константинополь, действуя по канонам, действует еще и с точки зрения любви к конкретным людям. До того, как решены организационные вопросы, до того, как закончены все канонические процедуры, он говорит людям — не переживайте. Вы все крещены. Вы все с церковью. Вы можете приходить ко Христу, вы можете причащаться. Мы с вами — одна церковь.
С другой стороны, Москва всегда утверждала, что в Украине существует каноническая церковь — УПЦ Московского патриархата, и две неканонических. Вот туда ходить нельзя, там всё недействительно, там нет благодати. Сейчас, после решения Константинополя, Москва говорит, что и к Константинополю теперь нельзя ходить, и с ними нельзя пребывать в общении. Теперь каноничен только Московский патриархат. Если Константинополь снимает с повестки вопрос нелегитимности как таковой и оставляет только вопросы организационные, то здесь говорят: нет, давайте строить эти границы, давайте возводить барьеры. Причем строится этот барьер уже даже не между украинскими церквями, а между русской церковью и Константинополем, с претензией на создание неких двух церквей, которые будут между собой враждовать.
Эта позиция больше напоминает геополитику, земной подход, а нам бы, как верующим людям, хотелось бы, чтобы церковь предлагала как раз евангельские пути, чтобы мы узнавали тот дух, ту любовь, которую предлагает Христос, а не корпоративную защиту, территориальную защиту, властную, экономическую. Хотелось бы, чтобы церковь жила не земными потребностями, а духом евангельской любви и в чем-то жертвенными отношения между собой.
Если до сих пор со стороны Московского патриархата существовали утверждения, что прихожане УПЦ КП были лишены благодати, и, по сути своей, грешны, то, с точки зрения Константинополя, и те, и другие верующие есть православные, все таинства, совершаемые украинской церковью МП, КП и автокефальной, есть евхаристические с точки зрения православия.
С начала 90-х годов наша идентификация и была такой — мы в связи с Московским патриархатом только потому, что мы часть вселенского православия. Желая определенной киевоцентричности, мы, тем не менее, не хотим разрывать общения со вселенским православием. Теперь происходит какая-то метаморфоза: верующим говорят, что нет ни горы Афон, ни Константинополя, ни Иерусалима — всё истинное православие только здесь, в связи с Москвой. В этом есть какое-то странное искажение ситуации.
Если это работает в России, которая к этой изоляции шла долго и у которой не было потребности в единстве с мировым православием, то в Украине совсем другая ситуация. Идентификация многих священников и верующих как раз строилась на том, что мы часть мирового православия. Очень трудно будет объяснять, особенно в таких крайне негативных проявлениях, на языке войны, что это не так. Они уже чуть ли не готовятся к крестовому походу, и используют риторику Второй мировой: «вероломное нападение», например. Мы понимаем, к каким чувствам идет апеллирование, какие чувства пытаются зацепить. Покреститься эти люди покрестились, купола позолотили, храмы построили. А прочли ли эти люди Евангелие?
К сожалению, сегодня к нам не прислушиваются, развязывается новый виток агрессивной риторики. Но все равно рано или поздно придется приходить к какому-то диалогу. Уже сегодня мы эту площадку диалога предлагаем, мы предлагаем христианские взаимоотношения, предлагаем не устраивать новых разделений.
И еще интересный вопрос — если Московский патриархат отказывается проводить службы со Вселенским патриархатом, как они будут получать благодатный огонь? Российские железные дороги, которые оплачивают эфиры НТВ, точно так же будут туда приезжать, точно так же будут его получать. Очень часто пропаганда работает в одной среде в одном направлении, а в другой — в противоположном. Многие вещи будут заострены для украинского зрителя, но постепенно сглажены на мировом уровне.
Мы между вот этими двумя Синодами сделали тоже важное для нас заявление, что мы не принимаем разрыва евхаристии со вселенским православием. Мы будем оставаться в этом единстве, более того, мы хотели бы оставаться в евхаристическом единстве с тем духовенством и верующими Московского патриархата, которые будут к этому открыты. И мы будем в единстве с духовенством и иерархией новой поместной украинской церкви, если ее будет признавать вселенское православие. В этом смысле это тоже ответ. Любое церковное решение, если говорить о канонах, не просто обязательно к исполнению, оно еще должно пройти определенную рецепцию духовенством. Церковь не приказывает. Церковь — это территория любви и свободы, где решения должны приниматься соборно. Очень часто в московской модели православия забывают, что церковь — это не только иерархическая структура, это еще структура соборная. Их важно восстанавливать, и сейчас мы имеем шанс строить нашу украинскую церковь, избавляясь от несвойственных церкви вещей.

 

ahilla.ru

 
Патриарх Варфоломей: Русским братьям придется последовать нашим решениям

Об этом вчера, как сообщает греческий сайт Orthodoxia.info, заявил Вселенский патриарх, выступая на заседании городского правления греческой диаспоры в Константинополе:
«Нравится или нет нашим русским братьям, рано или поздно они должны будут последовать решениями, которых принял Вселенский патриарх, потому что у них нет другого выбора».
Также патриарх Варфоломей сказал, что знает о «черной пропаганде» со стороны русских и о «хорошо оплачиваемых статьях» против него самого.
Напомним, что 11 октября Синод Константинопольской Церкви принял решение продолжать работу по дарованию автокефалии Украинской Церкви, снял анафемы с предстоятелей УПЦ КП и УАПЦ, отменил действие грамоты 1686 года о праве русских патриархов рукополагать киевских митрополитов, а также решил учредить в Киеве свою ставропигию.
РПЦ эти решения отвергла и 15 октября разорвала евхаристическое общение с Константинопольской Церковью.

 

ahilla.ru

 
Эй, мирянин, ты чьих будешь?

Есть у меня риторический вопрос ко всяким священноначалиям, которые не велят «чадам Русской Православной Церкви» причащаться в Константинопольской Церкви. Риторический — потому что я ответы разные слышал, но ни один меня не устраивает: они там все — богословы, а я каждый раз хочу еще и здравый смысл с логикой приплести.
Вопрос первый, он же главный: вы когда человека крестите — вы его принимаете в Церковь или в Московский Патриархат (Константинопольский, Антиохийский и проч.)? У Христа одна Церковь или их много?
Если, как вы вроде теоретически согласны, что одна, то когда именно вы закрепостили конкретного человека и сделали его «чадом РПЦ»? Этот человек где-то кровью скрепил договор, что так-то он, конечно, в Церкви Христовой, той самой, которая «единая, соборная и апостольская», но только — сквозь амбразуру РПЦ?
Еще можно понять, что клирики — ваши холопы, вроде домашних эльфов из эпопеи «Гарри Поттер», но миряне?
Я понимаю, что монополия — штука развращающая, но вот православный человек в Европе или в Америке, где полно разных Поместных Церквей толчется на одном пятачке, — с какой стати он должен считать себя членом определенного патриархата?
Если вы сами утверждаете, что все Поместные Церкви — это одна и та же Христова Церковь, только типа для удобства управления они существуют по отдельности, а так-то «у нас евхаристическое единство», то значит для мирянина не должно быть шлейки и хозяина, он свободен ходить туда, куда ему удобнее и приятнее, причащаться в любом храме любого патриархата.
Вопрос второй. Вот вы разорвали евхаристическое общение с Константинополем. Объяснения этому даете разные: от смягченного «мы в скорби, но это для того, чтобы Константинополь покаялся, такая ему, мол, епитимья, пусть рыдает, что не может с нами причаститься, да и вообще прервано только евхаристическое общение, а не молитвенное» — до категорического, в стиле митр. Луки Запорожского или профессора Алексея Осипова, «там больше нет благодати, Бог ушел из Фанара, таинства недействительны — полный аут».
Последняя, жесткая точка зрения, по крайней мере, логична: мирянину (и неважно — «чаду» РПЦ или любой другой Поместной Церкви) нельзя причащаться там, где нет причастия, где Святой Дух не сходит на Святые Дары.
Но для этого в православии обычно есть только одна причина — та Церковь впала в ересь (или ее предстоятель, или епископ епархии, или какой-то монастырь/приход). Но для обличения в ереси целой Поместной Церкви нужны не заявления некоего митрополита, профессора богословия или даже Синода, а Вселенский собор и суд, соборное низложение еретика, когда все патриархаты должны согласиться, что бывшая Церковь-сестра отпала в неправославие. А когда патриарха Варфоломея обвиняют в «нарушении канонических границ» или, как профессор Осипов, в «гордыне», то тут открывается широкое поле для вкусовщины. Ткнул пальцем: о, ты гордец (а кто не гордец?) — от тебя ушел Дух Святой, таинства в твоей Поместной Церкви/епархии/монастыре/приходе недействительны. Так можно докатиться до положения все против всех.
Но если не придерживаться крайней, ригористической позиции, то получается, что Константинополь вроде как наказан за свои канонические безобразия, а если патриарх Варфоломей завтра приползет с покаянием, то тут же — о чудо! — мы его простим, и вся Константинопольская Церковь вновь станет благодатной, и Христу со Святым Духом мы дадим отмашку: мол, заходите теперь на Фанар — разрешаем.
Но в таком случае снова — при чем тут миряне? И даже клирики? Начальник безобразничает в другой стране, они (клирики) связаны присягой — во всем слушаться свою «Богоустановленную Иерархию» (как настаивает РПЦ в случае своих клириков). Почему простые клирики и миряне должны отвечать за патриарха и его Синод? Набедокурил Варфоломей — ну, и накажите его, не причащайтесь с ним, не поминайте его, пальчиком ему грозите, ноты протеста шлите, не приглашайте на день варенья патриарха Кирилла, но зачем вы невинных людей наказываете? Константинопольских клириков и мирян объявляете безблагодатными, потерявшими Христа, а свою паству еще и подзуживаете «поддерживать» решения своего патриарха, а клирикам велите — проводить «разъяснительную работу», чтобы простодушный православный российский народ еще усерднее «поддерживал» разрыв?
Хотя и тут есть объяснение: в реальности Церковью архипастыри считают только себя. Поэтому и рассуждают про «потерю благодати» или «канонические нарушения» всей Церкви — миряне тут не церковь, а так, овцы, объект дележки и кормления для архипастырей, задача которых — лишь послушно блеять да молоко с мясом давать.
Но, повторюсь, вопросы эти риторические. Потому что ответ на них я и сам знаю (возвращаюсь к началу заметки) — монополия. Патриарх Кирилл всеми силами пытается удержать монополию РПЦ над своей «канонической территорией». А если дать слабину и отпустить Украину (да еще — под крыло Константинополя), то дальше могут отвалиться Беларусь, Молдова, прочие нероссийские территории. А там недалеко и до того времени, когда «вероломные» щупальца Константинополя протянутся и до Святой Руси-матушки...
Представляете, что будет? Надоест клирикам и прихожанам, что их грабят российские архиереи — рассердятся, подхватятся и уйдут в Константинопольский патриархат (только ходить уже далеко не надо будет — останутся на месте, но уже под другой вывеской). А там и другие патриархаты подтянутся и наоткрывают в России свои филиалы. «Паства РПЦ» утечет сквозь пальцы — люди будут ходить то туда, то сюда, выберут себе добрых пастырей и человечные приходы, не обращая внимания на юрисдикцию, — и трындец: Софрино разорится, патриаршество Кириллово покосится...
Клириков жалко, конечно, — им для выхода на свободу надо, чтобы хозяин подарил им грязный носок (как эльфу Добби). Но мирянам — легче. Пока — некуда особо уходить, но монополии не вечны, надежда на свободу остается.
И не надо мирянам самим себе надевать на шею ярмо «чада такой-то Поместной Аббревиатуры» — вы чада единой Христовой Церкви, и только. И ничего приказывать господа из Московской патриархии (да и из любой другой) вам не имеют права.

 

АЛЕКСЕЙ ПЛУЖНИКОВ

ahilla.ru

 
Автокефалия как развод

«Вы можете простым и понятным языком объяснить, что происходит с нашей церковью?» — именно такой вопрос чаще всего задают люди.
Конечно, все можно объяснять в категориях геополитики, как это обычно делают медиа. Но более библейский способ рассказать о сложном простым языком — притча, в которой используются понятные слушателю образы.
Мне ситуация в украинском православии чем-то напоминает развод в браке. Представим себе, что женщина, то ли силой и принуждением, то ли по собственной воле, боясь попасть в объятия другого, когда ее муж далеко, ушла под защиту его брата, пригласив его к себе в дом. Но новый союз вышел не таким, как представлялось. Младший брат мужа захотел ее полностью. А потом оказалось, что его видение брака и отношений в нем достаточно специфическое: начались и насилие, и унижения. Хотя даже в таком неравном союзе происходит не только плохое. Например, появляются дети или растет общее хозяйство (дома, овцы и т.д.).
И вот в определенный момент, при определенных обстоятельствах, когда появляется возможность, женщина просит своего господина отпустить ее.
Получив отказ, она решает уйти сама и обратиться за помощью к своему первому мужу, брак с которым, как оказалось, даже не был расторгнут должным образом. Первый муж решает помочь, несмотря на то, что женщина не желает возвращаться и к нему, а хочет быть свободной и жить отдельно своим умом, поддерживая равноправные отношения с обоими братьями. Конечно, нужна отпускная от первого мужа, чтобы ее самостоятельность была законной, также она претендует на часть имущества, частично принадлежавшего ей изначально, а частично бывшего плодом совместного хозяйствования.
Мужчина, от которого женщина желает уйти, начинает угрожать и ей, и брату. Его видение выхода из ситуации таково: «Ты, старший брат, не вмешивайся, а то ты мне не брат. А ты, жена, возвращайся, и все будет, как было». Он придерживается принципов московского «домостроя», написанного духовником царя Ивана Грозного.
Несмотря на это, старший брат, который ранее не желал ссориться с, хоть и младшим, но более богатым и сильным, братом, сейчас решил помочь своей бывшей жене. Он начинает все предусмотренные законом процедуры для того, чтобы бывшая жена могла быть свободной и самостоятельной. И начинает с заявления, что письмо к брату, в котором он просил его присмотреть за своей женой в его отсутствие, утратило силу. Он также напоминает брату обо всех нарушениях договоренностей и предлагает решать вопрос мирно и по справедливости.
Но имеет ли женщина право на развод?
Есть евангельская, озвученная Христом, причина, которая убивает брак, — супружеская измена. А в нашем случае она (измена) очевидна, да еще и неестественным способом — с атеистической властью и ее спецслужбами в советское время, а сейчас — с неоимперской идеологией «русского мира». Да еще и не только на стороне, но и прямо дома, да еще и с привлечением самой женщины и ее детей.
А еще есть законы и нормы современного общества, регулирующие процесс развода и устанавливающие правила коммуникации бывших супругов между собой и с детьми. Кстати, и «домострой», и Евангелие так же учитывают социальные нормы своего времени, хотя и по-разному.
Так вот, сегодня женщина не только имеет право не терпеть насилие и решать свою судьбу собственным умом, это ее право защищено законом. А применяющий силу, осуществляющий моральное давление или не уважающий ее достоинство и выбор, должен быть остановлен, перевоспитан или наказан, если заходит слишком далеко в своих словах и действиях. Сегодня такое поведение является исключением и дикостью. А цивилизованная практика такова, что даже после развода родители продолжают заботиться о детях и общаться между собой. А все спорные вопросы решают или в диалоге, или в суде.
Думаю, вы почувствовали, кто есть кто в этой притче.
Конечно, нашу историю можно рассказать и в Эдиповом стиле, и в стиле матери-мачехи. Но эти варианты, возможно, были бы более точными относительно исторических реалий, но менее понятными и менее похожими на реальность нашей жизни, к которой обычно апеллирует притча.
А учитывая, что история продолжается, то может быть и ее продолжение в новых притчах.

 

ПРОТОИЕРЕЙ ГЕОРГИЙ КОВАЛЕНКО

ahilla.ru

 
Священний Синод Руської Православної Церкви визнав неможливим подальше перебування в євхаристійному спілкуванні з Константинопольським Патріархатом

На засіданні Священного Синоду Руської Православної Церкви, що відбулося 15 жовтня 2018 року в Мінську, було прийнято Заяву Священного Синоду в зв'язку з посяганням Константинопольського Патріархату на канонічну територію Російської Православної Церкви. Про це повідомляє Інформаційно-просвітницький відділ УПЦ з посиланням на patriarchia.ru.
Члени Священного Синоду визнали неможливим подальше перебування в євхаристійному спілкуванні з Константинопольським Патріархатом.
У Заяві, зокрема, сказано: «Прийняття в спілкування розкольників та підданої анафемі в інший Помісній Церкві особи з усіма рукопокладеними ними "єпископами" і "кліриками", посягання на чужі канонічні уділи, спроба відректися від власних історичних рішень і зобов'язань, – все це виводить Константинопольський Патріархат за межі канонічного поля і, на превеликий наш жаль, унеможливлює для нас продовження євхаристійного спілкування з його ієрархами, духовенством і мирянами».
«Відтепер і надалі до відмови Константинопольського Патріархату від прийнятих ним антиканонічних рішень для всіх священнослужителів Руської Православної Церкви неможливе співслужіння з кліриками Константинопольської Церкви, а для мирян – участь в таїнствах, що здійснюються в її храмах», – вказується в документі.

 

church.ua

 
Забытый юбилей «уврачевания болгарского раскола»

Сегодня в Минске пройдет Синод РПЦ, где будет определено, как среагировать на решения Синода Константинопольского патриархата от 11 октября сего года.
Украинская ситуация подается спикерами МП как нечто уникальное, но мало кто знает, что на пространстве «стран социалистического содружества» украинский раскол был далеко не единственным. Так, в частности, в 1991 году после падения коммунистов в Болгарии новый режим, придя к власти, решил выстроить «новую демократическую Церковь», объявил бывшие еще в 1971 году выборы патриарха незаконными из-за давления государства и бодро создал альтернативный синод и альтернативного патриарха, которым и была вручена госрегистрация. Полетели во все стороны прещения, анафемы, каноны и прочее.
К 1998 году стало понятно, что силы разделились примерно пополам, большинства нет ни у одной из сторон, и тогда всеправославное собрание в Софии (от МП принимали участие и патриарх, и тогдашний председатель ОВЦС, т.е. митрополит Кирилл Гундяев) приняло решение вернуть всех «раскольников» обратно в сущем сане, включая тех, кто стал диаконом/священником/епископом уже в «альтернативный» период (альтернативному патриарху вернули его допатриарший титул), как-то всех распределить по кафедрам с епархиями и успокоиться.
Не всех это решение устроило — но в 2001 году к власти в Болгарии пришло царское правительство, и «альтернативных церковных демократов» быстро «разъяснили», отобрав у них и госрегистрацию, и имущество: государство дало, государство и забрало обратно.
В свете нынешних событий особенно любопытно, что «альтернативная БПЦ» состояла в общении с УПЦ КП, и уже после всех прещений, но еще до анафемы пререкаемый Филарет Денисенко участвовал как минимум в интронизации альтернативного патриарха (вполне возможно, что в болгарской периодике тех лет сохранились и сведения о епископских хиротониях с его участием) — и никому это не помешало в 1998 принять всех, с ним сослуживших, в епископском сане обратно, без каких-либо прещений, аккуратно задвинув все «каноны»... скажем политкорректно, подальше.
30 сентября исполнилось 20 лет со дня «Софийского объединительного всеправославного собора»; интересно, поздравил ли кто г-на Гундяева, как одного из его деятельных участников, с круглой датой?
А с пресс-релизом по итогам Софийского синаксиса можно ознакомиться ниже — он до сих пор находится в публичном доступе на бывшем главном официальном сайте МП (ныне этот ресурс принадлежит ОВЦС).

***

«Уврачевание церковного раскола в Болгарии

Сообщение для органов информации от 02.10.1998

С 30 сентября по 1 октября 1998 года в Софии, Болгария, проходил Всеправославный Собор с участием Предстоятелей и иерархов всех Поместных Православных Церквей. Собор был организован по инициативе Священного Синода Болгарской Православной Церкви во главе с Святейшим Патриархом Болгарским Максимом, обратившимся ко всем Православным Церквам с просьбой поддержать каноническое Православие в Болгарии и с помощью авторитета Всеправославного Собора утвердить единство Православной Церкви в Болгарии.
Справка: Раскол в Болгарской Церкви возник в 1992 году, когда Управление по делам вероисповеданий при болгарском правительстве объявило незаконность избрания Патриарха Максима, состоявшегося в 1971 году, в период жесткой зависимости Церкви от коммунистических властей. Несколько иерархов во главе с митрополитом Неврокопским Пименом признали справедливым факт вмешательства нового болгарского правительства в дела Церкви и отказались подчиняться Патриарху Максиму и возглавляемому им Синоду. При поддержке Управления по делам вероисповеданий 31 мая 1992 года раскольники захватили здание Синода и образовали альтернативную структуру, поддерживаемую отдельными политическими кругами в Болгарии, но не признаваемую ни одной канонической Православной Церковью. 22 июля 1992 года Архиерейский Собор Болгарской Православной Церкви низложил 7 иерархов за учинение раскола в Церкви. В течение нескольких лет раскольники продолжали свою деятельность, 4 июля 1996 года провозгласили бывшего митрополита Неврокопского Пимена Болгарским «Патриархом» и к 1998 году вдвое увеличили количество своих иерархов.
От Русской Православной Церкви во Всеправославном Соборе в Софии принял участие Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, а также митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, и архиепископ Калужский и Боровский Климент, первый заместитель председателя Отдела внешних церковных сношений.
Всеправославный Собор рассмотрел факты раскола «против Священных догматов православной веры, преданий Святых и Богоносных Отцов и Святых канонов» в Болгарской Церкви и определил, что «бытие и существование раскола в недрах Святых Поместных Церквей, представляет собой величайший грех, который отнимает освящающую благодать Святаго Духа и вызывает в сознании наших братий, верующих во имя Господа большой и иногда неисцелимый соблазн».
Собор рассмотрел обращение группы, пребывающей в расколе, с заявлением о своем покаянии и желании «возвращения в единство Святой Православной Церкви». Принимая это покаяние, Собор решил восстановить в каноническом достоинстве низложенных иерархов и «принять их в церковное общение по крайней икономии к служению в епископской степени». Болгарская Православная Церковь принимает на себя заботу своевременно канонически назначить их на архипастырское служение. Равным образом провозглашаются прощенными за грех пребывания в расколе и за содействие его усилению монахи и миряне, «которые должны пребывать со смирением и доверием в единстве со Святой Православной Церковью, в которой были крещены и в которую приняты сохраняющие единство и общение со всеми Предстоятелями Святейших Православных Церквей, признающих Святейшего Патриарха Софийского и всея Болгарии Максима и иже с ним Высокопреосвященных митрополитов и Преосвященных епископов Святой Болгарской Церкви».
Таким образом, посредством вышеназванных решений Всеправославный Собор единогласно ликвидировал образованный в 1992 году в Болгарии раскол».

 

ahilla.ru

 
Опубликован полный текст решения Синода по Украине

Сегодня на Синоде Вселенский патриархат снял анафему с Патриарха, предстоятеля Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета и архиепископа, предстоятеля Украинской автокефальной православной церкви Макария.
Издание Рatriarchate.org приводит полный текст решения:

Под председательством Его Святости Вселенского Патриарха, Священный Синод созвал очередную сессию с 9 по 11 октября 2018 года, чтобы изучить и обсудить пункты своей повестки дня.

В Священном Синоде обсуждались, в частности, церковные дела Украины, в присутствии Его Превосходительства архиепископа Даниила Памфилона и Его Преосвященства Епископа Иллариона из Эдмонтона, Патриарших Экзархов в Украину, и после широких обсуждений постановил:

1) Подтвердить уже принятое решение о том, что Вселенский Патриархат приступает к предоставлению Автокефалии Церкви Украины.
2) Восстановить Ставропигию Вселенского Патриарха в Киеве, одну из его многочисленных Ставропигий в Украине, которая там всегда существовала.
3) Принять и рассмотреть ходатайства об апелляции Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей, оказавшихся в расколе не по догматическим причинам, в соответствии с каноническими прерогативами Константинопольского Патриарха, чтобы получить петиции со стороны иерархов и другого духовенства от всех Автокефальных Церквей. Таким образом, вышеупомянутые канонически восстановлены до их иерархического или священнического звания, и их последователи восстановлены в общении с Церковью.
4) Отменить юридическое обязательство Синодального письма 1686 года, выданное по обстоятельствам того времени, которое предоставило право через икономию Московскому Патриарху назначить митрополита Киевского, избранного Ассамблеей Священнослужителей его епархии, которая будет отмечать Вселенского Патриарха в качестве Первого иерарха на любом праздновании, провозглашая и подтверждая свою каноническую зависимость от Константинопольской Материнской Церкви.
5) Обратиться ко всем участвующим сторонам с призывом избегать присвоения церквей, монастырей и других объектов, а также любого другого акта насилия и возмездия, с тем чтобы мир и любовь Христа могли преобладать.

 

facenews.ua

 
<< Перша < Попередня 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Наступна > Остання >>

Сторінка 2 з 264

Реклама

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Статистика

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСьогодні504
mod_vvisit_counterВчора868
mod_vvisit_counterМісяць13908
mod_vvisit_counterЗа весь час2351738

Зараз онлайн: 10
Офіційний сайт Черкаської єпархії УПЦ