Мить нашого життя

Калейдоскоп новин

Відеомолитва


Мультимедіа

Православні медіа-ресурси

Баннер
Баннер
Монастыри и храмы УПЦ
Баннер
Зримые и незримые войны о. Аверкия Вязовского
13.05.2020 07:54

1Зримые и незримые войны о. Аверкия Вязовского3 мая в Черкассах поминают протоиерея о. Аверкия Вязовского, блаженно почившего в этот день 20 лет тому назад, в 2000 году.
Батюшка Аверкий был фронтовик, прошедший войну с первого месяца до последнего её дня. В документах, рассекреченных в 2007 году и опубликованных на портале «Память народа», указано, что он «в Отечественной войне с июня месяца 1941 года». Был он несколько раз ранен, награждён медалью «За отвагу».


Аверкий Ефимович Вязовский по национальности чуваш, родился на Казанскую, 4 ноября 1918 года в православной семье; отца звали Ефим Яковлевич, мать была женщиной крепкой веры. Имя Аверкий – «выпало» по святцам – в честь святого Аверкия Иерапольского (память 22 октября / 4 ноября). Место рождения: Чувашская АССР, Аликовский район, д. Пизипово. До призыва в армию окончил педагогическое училище.
На службу в РККА призван 15 октября 1939 года. Служил в Киеве – связистом на коммутаторе на Лысой горе, в батальоне охраны штаба Киевского военного округа. Лысая гора – место знаменитое. Но мало кто знает, что находится внутри той горы. В Киеве молодой красноармеец познакомился со своей будущей женой – Анной. Девушкой из глубоко религиозной семьи, родом из-под Белой Церкви. После «дембеля» мечтали пожениться. Служили тогда три года. «ДМБ» по закону – октябрь 1941. Но 22 июня... Кто в жизни не пел: «22 июня, ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили...» Бомбы нацелены были и в него и в Анну, в город их любви, в их будущее.
Память людская ненадежна. Забываются фамилии командиров, лица товарищей и сами дороги войны. Через десятки лет многое уже виделось как бы сквозь туман. Шрамы на теле оказались более верными хранителями памяти. Эти уродливые метки-барельефы хранили в себе память, похоже, и для чего-то более высокого, чем земной человеческий мир.
Автору этого краткого очерка довелось беседовать с о. Аверкием в 1998 году, в канун его 80-летия. Материал «80 лет внутри ХХ века» вышел 21 ноября 1998 года в мимолётной киевской газете «Регион». О. Аверкий на тот момент был старейшим священником Черкасской епархии. Пожелтевшая газетная страница сохранила некоторые подробности жизни о. Аверкия и даже его голос. Интернет, явив нам свои возможности уже после ухода батюшки, проясняет и дополняет некоторые моменты его военной судьбы.
О. Аверкий рассказывал, что с немцами его батальон столкнулся во время отступления «уже за Полтавой»... 20 сентября 1941 в Полтавской области в урочище Шумейково погиб командующий Киевским Особым военным округом генерал-полковник Михаил Кирпонос. Вероятно, в тот же период Аверкий Ефимович был ранен. Вспоминал: уложили на орудийный лафет, вывезли на паре лошадей, лечили в полевых госпиталях...
Вновь попал на фронт, когда тот уже именовался Первым украинским. Значит, это после 20 октября 1943 года. Тогда 1-й Украинский был образован приказом Ставки путём переименования Воронежского фронта.
Документов о ранении 1941 года в открытых архивах нет. Вероятно, затерялись, пропали в огне войны, что и не мудрено: в хаосе первых месяцев и не такое пропадало – целые армии, попав в окружение.
На последних этапах войны ранен был дважды. В наградном листе написано «легко» - 10 марта 1944 года и 30 февраля 1945 года. Но «легко» - это смотря с чем сравнивать.
Аверкий Ефимовича служил в славной 121-й стрелковой дивизии. По её боевому пути можем понять, при каких условиях получил гвардии старшина Вязовский своё предпоследнее ранение. Красная армия освободительным ураганом приближалась к утраченным границам. «Преследуя в направлении на юг отступающего противника, 5 марта 1944 года дивизия освободила Старый Острополь. Затем дивизия наступала на юг, полностью разгромила гарнизон противника... 10 марта 1944 года дивизия ведёт тяжёлые бои с подошедшими из Летичева частями противника... Только с 9 по 14 марта 1944 года дивизия потеряла 149 человек убитыми и 535 ранеными». В числе раненых 10 марта был и гвардии старшина Вязовский: осколок ударил в голову – в крайнюю левую верхнюю часть лба. И вновь госпитали – сначала жашковский, потом киевский. После операции и прозвучал его обет, обет-молитва. Взмолился: «Господи, оставь мне руки, ноги пойду тебе служить!» Девушка Анна нашла его в Киеве, проведывала. Подлечили – и вновь на фронт, в свою 121-ю стрелковую дивизию. А война полыхает уже в центре Европы. А «лёгкость» последнего ранения, полученного 30 февраля 1945 года, была такова, что 16 апреля 1945 он попадает в госпиталь № 2667. В госпитальных списках того времени встречаются бойцы с одним ранением, призванные в 1944. А кто раньше, у тех 2-3-4-5 ранений... Точно сказано: войну выиграли раненые. «Мы не от старости умрем, - от старых ран умрем», - предвидел поэт Семён Гудзенко. Многие и многие, дожив до Победы, ушли вскоре. А сколько не дожило до главной песни о войне «День Победы» - Бог весть. Примечательна 121-я ст.дивизия не только своим боевым путём. С января 1944 года в 705-м стрелковом полку командиром орудия служил Юрий Васильевич Бондарев, впоследствии знаменитый писатель, представитель «лейтенантской прозы».
Аверкию Вязовскому суждено было выжить. Подлечившись в апреле несколько дней, он вновь попадает на фронт и успевает поучаствовать в исторической «встрече на Эльбе»: 25 апреля 1945 года войска 1-го Украинского фронта встретились с войсками 1-й армии США, в результате чего остатки гитлеровских войск были расколоты на две части – северную и южную. Радость от встречи была велика: плясали и пели с американцами и англичанами. С Эльбы 121-ю бросили на Прагу, формулировка в приказе «для уничтожения власовской армии». И вот Победа!
22 мая 1945 года командир радиоотделения взвода управления командующего артиллерией 121-й Стрелковой Гомельской Краснознамённой ордена Суворова дивизии гвардии лейтенант Клопов писал в представлении бойца на награду: «Тов. Вязовский в боях с немецкими захватчиками показал себя стойким смелым мужественным воином. В боях за город Виттенберег (знал ли будущий священник, что Виттенберг – город Лютера?) в значительной мере содействовал выполнению боевых задач. Находясь на наблюдательном пункте командующего артиллерией организовал чёткую и бесперебойную радиосвязь с артиллерийскими частями дивизии и приданными артчастями, что помогло успешному выполнению боевых задач. При отражении контратаки противника из личного оружия убил 3 солдата противника и 5 взял в плен.
За образцовое выполнение боевой задачи, за стойкость и мужество, проявленное в борьбе с немецкими захватчиками – достоин правительственной награды медаль «За отвагу».
Так Аверкий Ефимович Вязовский, пройдя всю войну, оказался награжденным хоть и единственной, но самой уважаемой в среде фронтовиков медалью.
За спиной 26 лет жизни и огромная война; руки-ноги целы, девушка драгоценная дождалась, вся жизнь впереди! Для большинства фронтовиков события и переживания военных лет – главные события и переживания жизни. Их руками создан фундамент для дальнейшей истории мира. Они – победители... Но в Православии битва с врагом идёт всю жизнь, до смертного часа. Иные легионы, преисполненные ненависти, нацелены на человека.
С Анной обвенчались в сентябре 1945. Надо жизнь налаживать. Но как фронтовой обет выполнить, ведь чтобы Богу служить учиться надо?! Где, у кого? Нужно и на жизнь как-то зарабатывать. Аверкий Ефимович устроился в школу военруком. Потом на завод фининспектором. А в 1947 в Киеве открыли духовную семинарию.
Какое-то время семинария располагалась в бывшим Михайловском монастыре, потом перевели её в Андреевскую церковь – фантазии Растрелли.
Вызывал особист, спросил: «Что заставляет в попы идти?» Объяснил как есть: «На войне дал клятву». Чекист-фронтовик с напряжением пожал руку: «Иди, учись!» Позже люди из этого же заведения требовали от него, чтобы стал доносчиком. Отвечал недоумённо: «Мы же люди православные – честные...»
В 1950 митрополит Киевский и Галицкий, Экзарх Украины Иоанн (Соколов) рукоположил семинариста во дьякона. Отец дьякон стал служить в Андреевской церкви. А через три года епископ Уманский, викарий Киевской епархии Нестор (Тугай, в миру Никита Арсеньтьевич, фронтовик, служивший в противотанковом истребительном дивизионе) рукоположил его во священника.
Внешне священническая биография неприметная, хотя очень часто богата географическим перемещениями. Молодого священника владыка Иоанн поначалу благословил служить в городе Смела близ Черкасс. Потом были большие сёла: Русская Поляна (2 года), Мошны (8 месяцев) и г. Черкассы... Владыка Иоанн, ведя мирную молитвенную жизнь, сумел стереть и утишить все расколы, терзавшие Церковь на Украине после войны. Начались хрущевские гонения на Церковь. Вновь перемещения по Черкасщине: с. Медведовка (6 лет), снова Смела (на этот раз огромные 10 лет), г. Золотоноша (2 года; вблизи Красногорского монастыря), с. Белозирье (4 года; между Смелой и Черкассами). Последние 7 лет своей земной жизни батюшка, находясь на пенсии, служил за штатом в Черкассах, в единственном в городе храме Рождества Пресвятой Богородицы («на Чехова). Хороши были его воскресного ранние службы. В своих проповедях отец Аверкий говорил о приближении последних времен, о Конце света – о признаках наступления этих времён, о грядущих войнах и катастрофах, о введении «кодов», «без которых ни зарплату не дадут, ни пенсию». Отец Аверкий говорил о причинах ослабления веры: «Многие были ослеплены советской властью. Теперь дьявол соблазняет иначе: заморскими сектами. Люди толпами идут к «целителям», губят душу. А спасётся до конца претерпевший...»
Он был участником и свидетелем церковной жизни послевоенной Украины. Об особенностях той жизни сейчас уже мало кто знает. Рассказывал: ещё в пятидесятые годы многие венчались и детей своих крестили. Потом в хрущёвско-брежневское гонение (1960-1980) «венчаться стали редко, случалось, подпольно. У партийных, крестивший детей, бывали по службе серьезные неприятности. И хоронили под музыку без священника. Хотя многие и партийный потом привозили землю в храм для освещения».
Немощи и болезни одолевали отца Аверкия, но посты он соблюдал в 80 лет, как и в молодости. Говорил: «Пост – на пользу. Великий пост бывает тяжело держать. Но держусь: вдруг завтра умирать! А если в больницу положат, там уж ем, что дадут».
С Анной они прожили 48 лет, родили 4 детей. Матушка Анна скончалась на Пасху в 1993 году. Для православных уход на Пасху – говорит о многом. В 1998 году у о. Аверкия было четыре внука, два правнука.
Полвека звучала его молитва на Черкасской земле. Один Бог знает, скольких людей он утешил, крестил, венчал, отпел. Аверкий – значит удерживающий.
Когда ярким маем 2000 года Митрополит Черкасский и Каневский Софроний (в то время еще епископ) завершил обряд отпевания о. Аверкия и лучи солнечного света ещё пронизывали столбами благовонный дым от кадил, в переполненном храме Рождества Пресвятой Богородицы наступила минута удивительной тишины. Многие физически ощутили присутствие Божией благодати...

Олег СЛЕПЫНИН

 

Додати коментар

Захисний код
Оновити

Останні коментарі

Реклама

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Статистика

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСьогодні344
mod_vvisit_counterВчора3049
mod_vvisit_counterМісяць47177
mod_vvisit_counterЗа весь час3110293

Зараз онлайн: 36
Офіційний сайт Черкаської єпархії УПЦ